Форум поддержки сервера TeamSpeak RU Сообщества Elite: Dangerous


  Reply to this topicStart new topic

> Robert Holdstock "The Dark Wheel", Роберт Холдсток "Тёмное колесо" +Аудиокн
Admin
Отправлено: Июн 3 2015, 17:47
Quote Post


Админ
**

Группа: Администраторы
Сообщений: 130
Пользователь №: 1
Регистрация: 10-Май 15



    Роберт Холдсток

    Темное колесо

    >>Аудиокнига<<


    user posted image


    Оригинал: Robert Holdstock, “The Dark Wheel”
    Перевод: Журнал ZX Ревю
    Аудиоверсия книги внизу, в третьем сообщении этой темы.

    Аннотация

    Книга написана Робертом Халдстоком по мотивам популярной игры для платформы ZX Spectrum «ELITE». В свое время, её английская версия входила в комплект лицензионной поставки этой игры. Если Вам что то говорят слова «таргон», «вайпер», «корриолис», то это для Вас.

    ГЛАВА 1

    Торговый корабль «Авалония» плавно отошел от места орбитальной стоянки над планетой Лейв и начал маневр, приближаясь к исходной точке гиперперехода. Восемнадцать минут — ровно столько оставалось жить как кораблю, так и одному из двух членов ее экипажа.
    Орбитальная станция отошла в «тень», включились двигатели и, содрогаясь от вибрации, маленький корабль пошел к последнему гиперпрыжку. Внизу неспешно вращался Лейв во всем своем зелено голубом великолепии. Шесть завитков пурпурных и белых облаков несли штормы морям, ливни континентам и обещали несколько влажных дней густым лесам и глубоким ущельям. Как яркие стеклянные осколки сквозь зеленоватое покрывало сверкали огни городов людей и лейвианцев. Сидя за астронавигационной панелью, затаив дыхание, смотрел на этот пышный мир Алекс Райдер. Ему так и не разрешили сойти на поверхность планеты и этот вид вырывал из его груди вполне отчетливый вздох сожаления. Джейсон Райдер, его отец, сердито хмыкнул и заученным движением коснулся кнопок пульта управления. Кому кому, а ему хорошо было известно то грустное чувство, которое испытывает астронавт при виде подобного великолепия с орбиты и не имея возможности прикоснуться к его роскоши. Он был однажды на поверхности Лейва. Незабываемое впечатление. Но правила и требования Галактической Кооперации Миров строги и разумны. Лейв, как и любая другая планета, не место отдыха и не объект для любопытства. Это живой, развивающийся мир и в нем живут люди, для которых он является тем же, чем когда то была Земля для человечества: кровом, матерью, родным домом.

    «В другой раз, в другое время» — решил Алекс. Он заслужит себе право посещения Лейва, а сейчас его карьера только начинается. Ему еще так долго учиться.

    Райдеры были космическими торговцами в течение трех поколений. Основоположником дела был Бен Райдер, который торговал почти исключительно тем, что снимал с разбитых пиратских кораблей. Бен жил на грани и пришел день звездного года и настала ночь, когда он не вернулся. Ничто не нарушит уединения его могилы, сколь неизвестной, столь и далекой в межзвездной пустоте.
    Его сын, а впоследствии и Джейсон Райдер, его внук, продолжили семейное дело. Скоро и Алекс примет главное решение — ставить на карту свою жизнь, снуя челноком между мирами или освоить другую профессию.
    Космическая торговля! Давайте честно посмотрим правде в глаза. Это не развлечение для юнцов, одержимых идеей быстрого обогащения. Вы можете всю жизнь возить пищу, оборудование и текстиль и едва едва наскрести крохи, чтобы купить клочок земли на побережье какой нибудь планеты земного типа, чтобы провести остаток жизни в тишине и уединенном комфорте.
    Вот так.

    Целая жизнь, пропитанная потом и кровью за дом и чистую голубизну чужого моря у его порога. Конечно, есть и другие пути, если вы хотите большего: наркотики, рабы, экзотические животные, оружие, повстанцы, — займешься ими и богатство придет наверняка, а вместе с ним и пираты и рейдеры и каперы.
    И полиция!!!

    Усталость многих лет честной торговли уже сказалась на облике Джейсона, но он всегда понемногу откладывал, и эта грузовая яхта была предметом его радости и гордости. Он в любой момент мог прервать свою торговлю и ненадолго отдаться долгожданному отдыху, но справедливо полагал, что пустые трюмы бывают только у тех, у кого и в голове пусто, так что никогда не летал без груза, ради удовольствия. Вот и сегодня он был загружен соком экзотических ягод.
    В этот рейс он взял с собой сына. Пусть парень посмотрит, что такое космос, может быть и у него появится интерес к семейному делу, пусть узнает, какова она жизнь в вечном вакууме.

    Алекс Райдер был высоким светловолосым юношей. Он был отлично сложен и на своей планете, Онтиате, уже успел стать чемпионом по атмосерфингу. Как и любому другому парню, ему не терпелось поскорее перейти грань, отделявшую ученика от профессионала и начать строить стабильную жизнь: надежная девушка, надежная работа и первые планы по покупке земли.
    Впрочем, у него еще был целый год для принятия решений. Год серфинга, бейсбола в свободном падении, заоблачных пикников и прочих развлечений. Ему некуда спешить.

    Но он еще любил космос. Он любил этот солнечный блеск на обшивке корабля, этот грохот космопортов и неизведанность новых миров, он обожал это чувство исследователя, первооткрывателя.
    Голос из системы связи заставил его очнуться: «Авалония! До точки джамп перехода четыре минуты малым ходом.»
    «Принято», — ответил Алекс и подстроил автопилот. Отец откинулся в кресле и ласково улыбнулся, ему пока нечего делать.
    Опять голос системы управления: «Вход в джамп переход по каналу два семь, восток, сорок пять.»
    «Принято», подтвердил Алекс и отец начал разворачивать корабль, готовясь к опасному гиперпереходу. Все выглядело спокойно.

    На кормовом мониторе темная тень наползла на сверкающий диск планеты, еще один корабль, готовится к гиперпрыжку. Алекс не обратил на него особого внимания, сосредоточившись на предстоящем переходе. Отец придирчиво рассмотрел чужой корабль, но расслабился. Все в порядке. Как мог знать он, что жить ему оставалось всего четырнадцать минут.
    Выполнить гиперпереход в такой сложной и перегруженной системе, как орбитальный космопорт Лейва, дело очень непростое. Сотни глаз следят за каждым вашим движением, фиксируя малейшие просчеты. Одна ошибка в орбитальном маневрировании и в другой раз, на совсем другой планете, при подходе к станции «Кориолис» в космическом вакууме перед вами ярко вспыхнет транспарант «ПРИЕМА НЕТ».

    Корабль дрейфует, строго подчиняясь указаниям службы мониторинга станции вместе с десятками других кораблей. Разворот, разгон, торможение, вращение, и все это с точностью до секунды; как по углу, так и по времени. Только так можно избежать столкновения хотя бы с тем двухтысячетонным торговцем, готовым протаранить двигательный отсек.
    Далее управление берет на себя представительство Службы Безопасности Полетов. Они проведут ваш корабль в толпе других торговцев, яхт, паромов, челноков, межзвездных лайнеров и стремительных полицейских патрулей. Серебряные стрелы прорезают темноту, ярко вспыхивают огни, здесь и там мигают предупредительные огни маяков и на мгновение экраны заслоняются стеной серого металла.

    Вы продираетесь сквозь этот хаос и новый голос требует внимания, — это Служба Управления Навигацией Дальних Переходов. Она выведет вас в точку гиперпрыжка.

    В течение нескольких минут вам предстоит преодолеть, скажем, семь световых лет и вы можете подумать, что это огромное пространство, но это не совсем так. Переход происходит по гипертуннелю, а это такой же туннель, как и любой другой. Он отличается лишь тем, что внутри него не существует обычного пространства — это магическое место, в котором обычные законы вселенной не работают. Туннель находится под постоянным наблюдением и управлением. Здесь и там, через несколько тысяч парсеков, размещены спутники системы мониторинга, работают спасательные станции. Туннели сходятся и разветвляются и все их пространство пронизано сотней каналов, по которым идут корабли. Все сделано для защиты от двух главных опасностей гиперперехода: атомной реорганизации и смещения во времени.
    Попробуйте своим ходом совершить гиперпереход хотя бы на пол световых года и вам очень повезет, если вы окажетесь в своей вселенной.

    Вы можете выйти из магического пространства вывернутым наизнанку (не очень приятное зрелище). Деформация пространства может не повредить вашему кораблю, но то желе, которое плавает в кабине — это вы. А еще ходят легенды о том, что полет может пройти и вполне благополучно и, спустившись с орбиты на Землю, вы будете долго недоумевать, чем вы помешали той гигантской ящерице и почему она так сильно переживает от вашего появления в ее славной доисторической пустыне.
    Итак, в тот судьбоносный день Алекс Райдер внимательно прислушивался к механическим голосам роботов Службы Управления Навигацией, выводящим его в точку перехода к планете Листи. Он расслабился в кресле рядом с отцом и с интересом следил за работой космопорта, а за кормой нависла тень другого корабля, следующего к туннелю. То был грузовой корабль класса «Кобра».

    Никто не знает, как так получилось что космическим кораблям стали присваивать змеиные имена. Корабль Райдеров был довольно беззащитным «Офидионом», с двумя гипердрайвами и минимальным вооружением, пригодным для уничтожения разве что астероидов, метеоритов и «сбесившихся кораблей». Так называли корабли неуправляемые или управляемые лихими юнцами ради потехи.

    «Кобра» бала куда более могучим кораблем.
    «Кобры» — обычные торговые корабли, но в большинстве своем они погребены под горой оружия и всевозможных защит, которыми оснащают их крепко сбитые суровые капитаны. И на это есть причины.
    Быть торговцем — это значит быть опасным и всегда рисковать. Опасным — потому, что если хочешь выжить, то должен хорошо знать свое оружие и как им пользоваться в космическом бою. Ты должен уметь мгновенно распознать пирата, анархиста или таргонский крейсер. Ты должен уметь обойти полицейские ловушки, если на борту есть хотя бы один из тысяч запрещенных видов товара.

    Рисковать потому, что нет ничего слаще для корсара, чем жирная «Кобра», набитая мехами, минералами, рудами и текстилем.
    Быть торговцем — это значит стрелять первым, а потом молиться, что ты не ошибся и твоя жертва действительно была пиратом. Ошибешься, и никакая броня и никакие ракеты не спасут тебя от «Вайперов».

    «Вайперы»! Полицейские корабли. Маленькие, быстрые, смертоносные и невероятно цепкие. Пилот, конечно, человек, но убей человека — и корабль продолжит атаку. Уничтожь корабль — и будешь иметь дело с ракетой. Уничтожь ракету и всю оставшуюся жизнь шарахайся от каждой тени.
    «Вайперы» не кусают, они впиваются.

    Одиннадцать минут…

    — Посмотри, не часто увидишь такое…

    Слова отца прервали сосредоточенное изучение планеты, которым занимался Алекс. Справа параллельным курсом к гипертуннелю шел корабль странной формы, мигая мощными бортовыми огнями, он сверкнул на солнце и Алекс увидел медленно вращающееся рыбье тело.

    «Моури». Подводный корабль, способный летать в космосе. Его действительно редко можно было встретить в космосе. На таких планетах, как Регити и Аона, где только верхушки вулканов возвышаются над водой, «Моури» был и грузовым и пассажирским кораблем. Он был важнейшим средством связи с подводными городами.

    Алекс с интересом рассматривал необычный корабль, а затем вновь обратился к кормовому экрану.

    — Просигналить ей, чтобы держалась подальше?

    Джейсон покачал головой, только сейчас Алекс понял, что и отец уже давно следит за этим кораблем, на мостике «Авалонии» возникло напряженное ожидание. Это было непривычно и это было неприятно.
    Что то было не так. Алекс не знал, что именно, но все сильнее чувствовал это. Что то шло не по раз и навсегда установленному распорядку.

    Вспыхнул сигнал, разрешающий вход в гипертуннель, раздался сопровождающий звуковой сигнал. В этот момент жизнь «Авалонии» съежилась до девяти минут.

    Вблизи входа в гипертуннель всегда роятся стаи транзитных кораблей. Большинство из них швартуются группами к орбитальным буям, механики и ремонтники используют эти часы вынужденного простоя для того, чтобы еще раз проверить и подремонтировать внешнее оборудование. В таком месте, на такой перегруженной системе, как Лейв, можно увидеть корабли любого когда либо выпускавшегося типа.

    По мере приближения к туннелю Алекс практиковался в распознавании кораблей — весьма необходимый навык для космического торговца. Распознать непилотируемые орбитальные челноки было довольно легко. Он увидел два «Эспа», принадлежавших военному Флоту — небольшие высокоманевренные, смертоносные корабли, прекрасно защищенные от ударов, оснащенные самыми современными боевыми системами. Еще он увидел «Крейт», так называемый «Старстрайкер» — маленький одноместный корабль, очень любимый первопроходцами и торговцами.
    Справа стыковалась для высадки пассажиров цилиндрическая масса «Анаконды» — массивный грузовик, переделанный под пассажирские перевозки. Это был безобразно некрасивый корабль с распахнутыми приемниками космической пыли на носу.
    Можно было составлять каталог. Вот «Боа» крейсерского класса, это «Питоны», а вот мечта охотников за призами «Фер де ланс»

    — плотно упакованный оружием роскошный дворец.

    Большие и малые: «Уормы», «Сайдуиндеры», «Мамбы» — все это сверкало, мигало, отражало солнечные лучи своими серо голубыми телами.
    Как всегда, здесь были и рекламные корабли роботы, предлагающие все, что угодно от «настоящего земного эля с медом фирмы „Роганз“ до „последнего обеда перед входом в гипертуннель“.

    — Пошли… Пристегнись…

    Джейсон всегда говорил так. Алекс напрягся, хотя на самом деле вход в магическое пространство происходит с ничтожной перегрузкой. Мгновенное чувство головокружения, и вот перед вами неописуемая картина звезд, разлетающихся многоцветными концентрическими кольцами. Впечатление, как будто звездолет летит сквозь вращающуюся трубу. Мгновение, и все кончено. Корабль дрейфует в магическом пространстве, где нет ни места, ни времени, он пересекает огромные пространства между мирами, а сам в эти секунды находится в мире, который нельзя ни представить, ни описать.
    Говорят, что в магическом пространстве есть приведения. Может быть поэтому его и зовут магическим. Время сворачивается, а атомы выворачиваются. Гравиволны громоздятся друг на друга. Что то там движется. Что это? Живые формы или тени? Атомы или галактики? — Кто знает, нельзя остановиться и выйти наружу посмотреть. Здесь могут работать только дистанционные роботы, управляющие посты, распределительные станции и спасательная автоматика. То, что живет в магическом пространстве навеки останется тайной для людей.

    Но привидения там точно есть. По крайней мере, призраки первых кораблей, что пошли в гиперпереход и никогда не вернулись.
    Да, привидения… и еще тени… змеиные тени… «Кобра» нависла над ними…

    — Боже, что это?.. — Джейсон Райдер стал белее снега.
    В этом гипертуннеле он ничего не мог сделать, уклоняясь от другого корабля. Алекс воскликнул.
    — Ведь он не знает правил! Может, это новичок?
    — Возможно, — ответил отец, не отрывая глаз от экранов радаров.
    С покрытым испариной лицом Алекс следил за надвигавшейся тенью «Кобры». «Прекрасное оснащение… топливоприемники, контейнеры ракет, дополнительные грузовые пилоны, плоский купол отсека энергетической бомбы… богатый корабль… и смертоносный…», — мысли неслись стремительно.
    — Они же не собираются на нас напасть.
    — Черта с два они не собираются.

    …Три минуты…
    Наконец то они вышли из гиперпространства.

    В то же самое мгновение ловкие пальцы Джейсона взметнулись над клавиатурой управляющей консоли. «Авалония» рванулась вперед и одновременно начала закручиваться вокруг оси, маленьким зеленоватым диском поплыла на экране планета Листи. Алекс видел, как отец навел и выпустил обе имевшихся на борту «Авалонии» ракеты и уже положил руку на триггер многоцелевого лазера.
    Так значит, это — пират!

    Когда до Алекса дошла в полной мере неотвратимость предстоящего боя, во рту пересохло, но мысли приобрели необычайную остроту и четкость. Никогда еще он не участвовал в боях, разве только на имитаторе. Конечно, отец рассказывал ему об этом, но в его рассказах это выглядело отнюдь не великолепным.

    Итак, пиратский корабль, преследовал свою жертву на всем протяжении гиперперехода ради загруженного на борт фруктового сока?! Какой то голос из глубины сознания подсказывал Алексу, что здесь что то не так. Корсары так себя не ведут. Обычно они крейсируют на границах планетных систем, внимательно прощупывая пространство своими сканерами и придирчиво выбирая объект для атаки. Пираты могут повстречаться где угодно, но они редко оказываются в пределах Корпоративных и Демократических систем — здесь очень эффективно действует полиция, их излюбленные системы — анархические и феодальные.
    Определенно в поведении противника было что то не то. Что то не то, если это действительно пиратский корабль.
    Алекс оторвал взгляд от проплывающей планеты и взглянул на сосредоточенное, посеревшее лицо отца. Судя по его выражению, их положение было далеко не безопасным.

    — Одень дислок и займи спасательную капсулу, — буркнул Джейсон Райдер. — Выполняй!
    — Я буду сражаться.
    — Черта с два! Выполняй, я сказал! — с этими словами Джейсон сунул сыну в руки небольшую черную маску дистанционного локатора.

    Защитные экраны «Авалонии» приняли первые удары ракет и пальцы Джейсона опять забегали по клавишам, приводя в действие защитные системы. Корабль дрожал от напряжения в последнем спасительном рывке. Начала работать система подавления вражеских ракет, а «Кобра» сделала второй залп.
    Задний экран вспыхнул и залился ослепительным светом, затем сквозь яркое пятно вновь стали проступать серые очертания приближающегося корабля — убийцы.
    Все произошло настолько быстро, что впоследствии Алекс много раз пытался восстановить точную последовательность событий и не мог. В ослепительной, но бесшумной схватке корабли вращались один относительно другого и оба вместе вокруг планеты. Пространство между ними полыхало. Оружие наносило удар за ударом, оружие отражало удары. А затем Вселенная раскололась. Огни «Авалонии» мигнули последний раз и погасли, послышался свист уходящего воздуха, по управляющей консоли забегали огни индикаторов: перегрев лазера, низкий уровень энергии защитных полей, груз поврежден, температура в рубке падает…

    Сильные руки подхватили Алекса, рванули вверх и грубо втолкнули в люк спасательной капсулы вот и все, что осталось в памяти о последних секундах жизни «Авалонии». Маска дислока в этот момент уже была на лице, закрывая глаза, нос и рот.
    Корабль дрожал и скрежетал. Топливо хлестало в космос. В последний раз отец и сын глядели в глаза друг другу.

    — Я не понимаю, кому надо было!.. — кричал Алекс сквозь грохот погибающего корабля.
    — Ракксла! — успел сказать Джейсон. — Помни это, Алекс. Ракксла! Не забывай меня, я не хотел тебе такой судьбы. Ракксла!
    Сработала система катапультирования, капсула закружилась в пространстве. В последний раз мелькнули гладкие обводы «Авалонии» и все застыло в ослепительной вспышке, а затем, сменяя друг друга, перед глазами пошли картины белого жара и черного холода.

    В секунду ушло все, что было так близко и дорого — корабль, отец и частица прожитой жизни. Все распалось в огненной вспышке выстрела пиратского корабля. Языки пламени рванулись к спасательной капсуле. Жар, боль, холод — чувства менялись с калейдоскопической быстротой. Раздираемая на части, капсула была отброшена и, разваливаясь на куски, начала падение на планету, последние капли жизни покидали бессознательное тело Алекса.


    ГЛАВА 2

    Космос безмолвен, но крик о помощи услышит каждый.
    Для того и служит спасательная маска дислока. В то самое мгновение, как капсула потеряла герметичность, струи пластифибры хлынули из сопел, заполняя кабину. Мгновенно твердеющая масса защитила безжизненное тело и от вакуума и от холода. Расход кислорода снизился до минимально необходимого для питания сердца и мозга. Включилась система поддержания жизнедеятельности, готовая сделать инъекцию адреналина или успокаивающего наркотика в случае необходимости. А дислок кричал о помощи на весь космос.
    Это стандартное устройство выдавало мощный сигнал, мгновенно распознаваемый как крик о помощи безжизненного тела, крик разносился на сорока каналах, четырежды в секунду меняя частоту на каждом из них. Сто двадцать шансов из ста за то, что он будет услышан.

    Неуклюжий «Боа», загруженный от киля до рубки индустриальным оборудованием замедлил ход и начал сканирование пространства в поисках источника тревожного сигнала.
    Два полицейских «Вайпера» прервали дежурное патрулирование в окрестностях звезды и ринулись в установленный сектор.
    Межзвездная пассажирская шхуна «Мори», переоборудованная в космический госпиталь, о чем свидетельствовала огромная золотая звезда на обшивке верхней палубы, начала медленно набирать ход.
    Тысячи радио сообщений, непрерывно циркулирующие между кораблями, планетой и кольцом орбитальных станций были внезапно прерваны, уступив все эфирное пространство этому отчаянному крику о помощи. Повсюду прекратились теле трансляции. Изображения на экранах сменились картой близлежащих секторов с фиксацией координат аварийного дислока. Даже рекламные корабли прервали свою трансляцию, переключившись на поддержку поиска.
    Тысячи людей устремили взгляд в звездное небо. Этот зов о помощи был слишком хорошо известен каждому и никто не мог оставаться спокойным.

    Не прошло и двадцати секунд, как два автоматических спасательных зонда зависли над безжизненным телом попавшего в беду астронавта. Эти маленькие аппараты были, по существу, автоматическими роботами и несли на себе запас кислорода на один час и до сорок доз различных медицинских препаратов, рассчитанных на оказание первой помощи. Когда спасательный трос притянул и зафиксировал тело, роботы приступили к работе, проткнув защитный пластик, иглы вошли в тело и живительный кислород вместе с глюкозой и адреналином стал поступать непосредственно в кровь, а когда Алекс впервые открыл глаза, то сразу получил укол тенваля — сильного успокаивающего средства.
    В ушах раздался голос говорящего робота.

    — Бренди? Скетч? Водка, сэр? Любые стимуляторы на время ожидания.
    — Что… случилось… с кораблем?.. — с трудом выдыхал звуки сквозь маску Алекс.
    — Так, значит бренди, — ответил робот и, ласково мигнув огоньками приборной панели, выдал больному двойную порцию квитирианского коньяку.

    Через час Алекс уже был на борту космического госпиталя, дрейфующего над планетой. Медики позаботились об ожогах на руках и на лице, восстановили лопнувшие поверхностные кровеносные сосуды. Алекс чувствовал себя растоптанным и избитым, но физически был уже в норме.
    Тем не менее, образ взрывающегося корабля продолжал преследовать его, как наваждение. Он стоял у широкого окна госпитальной палаты и сосредоточенно наблюдал за медленным вращением серо зеленой планеты и суетливой толкотней челноков и грузовиков, снующих по своим делам в атмосферу и обратно. Разноцветные следы их пролета в верхних слоях атмосферы постепенно таяли и расплывались. Но куда бы Алекс ни обратил свой взор, везде ему казалось, что он видит «Кобру», ту самую «Кобру» и еще лицо отца.
    Что то было не так. Да, нападение было внезапным. Тревога, вспышка гнева, огонь и все кончено, но Алекс чувствовал, что все это время Джейсон Райдер з на л .

    Сейчас его сын ворошил онемевшую память и с каждой минутой все отчетливее сознавал, что отец гораздо лучше понимал нависшую над ними опасность, чем можно было судить по его виду. Теперь стало ясно, что это было в его лице, в напряженной атмосфере тревожного ожидания, нависшей в рубке, в отрывистых фразах, когда они еще только приближались к гипертуннелю.
    Джейсон знал об угрозе и был готов к атаке. Он все подготовил для того, чтобы в последний момент спасти сына.
    Это выглядело бессмысленно, но это было так. Теперь, когда Алекс потерял отца, у него не стало обоих родителей. У него вообще никого не осталось и родная планета сразу стала казаться чужим, негостеприимным миром.
    За спиной мягко открылась дверь и вошла медсестра в сером халате, слегка пожурив пациента за то, что тот покинул кровать, она по всей видимости осталась вполне удовлетворенной его состоянием. Затем поток посетителей стал непрерывным.
    Сначала пришел доктор. Его, по видимому, больше всего интересовало психическое состояние больного и он, кажется, остался не вполне доволен.

    — Молодой человек, — сказал врач, — вы потеряли отца и его уже не вернуть. Постарайтесь расслабиться. Нет ничего стыдного, если вы поплачете. Знаете, слезы смывают все — и горе и печаль. Не пытайтесь себя сдержать, это не пойдет вам на пользу.
    — Я не плачу, я рыдаю о своем отце. И я еще сильнее буду рыдать, когда превращу в пепел того пирата, который его убил! И не раньше!
    — Даже так?
    — Именно так.

    Следующим пришел агент Всегалактической службы медицинского страхования. От взял необходимые данные и вскоре убедился, что Алекс застрахован на все случаи жизни, включая расходы на лечение и доставку на родную планету.
    Затем пришла полиция. Двое мужчин в серых плащах с серебряными поясами и с одинаковыми ничего не выражающими лицами представляли департамент Борьбы с Распространением Наркотиков.
    — Какой груз несла «Авалония»? Почему пират преследовал ее в пределах Корпоративной системы? Не занимался ли отец когда нибудь перевозкой наркотиков? А оружия? Не возил ли он рабов? Какие инопланетные товары были на корабле? Манихуаза? Марсианский вирт? А может быть фиргланды? Что сказал отец перед смертью? Сможет ли Алекс узнать пиратский корабль? Отличительные приметы?

    Алекс рассказал им все, что смог вспомнить, все, что видел, все, что слышал… кроме того, что отец, очевидно, знал о готовящемся нападении. И ни слова не сказал о Ракксле.
    Наконец полицейские ушли. Они совершенно не были удовлетворены тем, что смогли узнать.
    — Молодой человек, мы понимаем, что вы вполне самостоятельный пилот, имеете лицензию и можете сами выбрать путь домой, но мы настоятельно просим вас перед отправлением согласовать с нами маршрут.

    Ракксла!

    Алекс наблюдал, как юркий, зловещий «Вайпер» отошел от госпиталя, круто развернулся и резко набрал скорость. Его серый цвет как нельзя лучше соответствовал мрачным штормовым облакам, затягивающим океан, над которым они пролетали.
    Ракксла!
    «Что это может быть? Что это может значить?»
    После полуночи, когда Алекс еще не спал, в комнате замигал маленький зеленый огонек. Алекс зажмурился и понял, что за ним наблюдают.

    — В чем дело? — обратился он в пустоту комнаты.
    — По голофаксу для вас пришло сообщение. Просят дать ответный луч. Вы будете выходить на связь? — ответил голос медсестры.
    Алекс присел. Дела развивались все любопытнее. Никто не мог знать, где он находится. Это факт. Он вновь нахмурился и ответил:
    — Да, конечно.
    — Счет за переговоры записать на ваш кредит?
    Опять загвоздка. Не было у него никакого кредита. У него вообще ничего не было, пока он не получит какую то страховку. Ну, а раз так, то Алекс со спокойной душой ответил:
    — Да.

    В центре комнаты воздух завибрировал, стал белым, непрозрачным, потом рассыпался на мириады белых кристаллов, из которых постепенно стала собираться трехмерная голограмма мужской фигуры. Он был высоким, но слегка сутулился. Постепенно изображение приобрело цвет, но белизна фигуры сохранилась. Длинные седые волосы, всклокоченная борода, смуглое лицо. Маленькие блестящие глаза скрывались за глубокими морщинами, человек улыбался. На нем была одета застиранная униформа торгового флота, одна рука безжизненно свисала вдоль тела. Даже ботинки были изрядно поношены и кое где начала отставать подошва. Ручной лазер на боку тоже знавал лучшие дни, как и все в облике этого незнакомца.

    — Это ты парень Райдера? — спросило поношенное изображение хриплым голосом человека, который подышал на своем веку глубоким вакуумом.
    — Да, я Алекс Райдер. А вы?
    Алекс слез с постели и подошел к фигуре. Старик спокойно смотрел на него и что то жевал. Затем сплюнул, плевок вроде бы пролетел мимо плеча Алекса и тот сделал шаг в сторону, забыв, что это только трехмерное изображение.
    — Ты меня не помнишь, — сказал старик, — да это и понятно. А я вот тебя помню.
    — Как вас зовут?
    — Рейф Зеттер. В прошлом торговец. Мы много лет работали в паре с твоим отцом, пока не разделили компанию, разойдясь во мнении по одному щепетильному вопросу.
    — Рабы? — быстро отреагировал Алекс. Теперь и он вспомнил Рейфа. Но что же с ним стало! Он преждевременно состарился. Ему ведь столько же лет, сколько было и Джейсону Райдеру, но выглядел он лет на двадцать старше.
    — Верно, парень. Рабы. Я прожил жизнь на конце вайперской удавки и был на пол шага впереди закона. К тому времени, как я позволил себе эту прихоть, у меня уже была железная задница и я сумел проскочить преисподнюю. Таково мое положение.
    — В преисподней?
    — Нет, я разорен.

    Алекс кивнул, постепенно до него начинал доходить жаргон космических торговцев. «Железная задница» означает вооруженный до зубов корабль: силовые поля, ракеты, боевые лазеры. Такой может сделать пробежку по любой системе, даже по анархическому раю вроде Сотикью. «Проскочить преисподнюю» означает сорвать солидный куш на нелегальных операциях. Хорошо погулять, а потом потерять все. Так они обычно и кончают.
    Рейф продолжал.

    — Мне очень жаль, что это произошло с Джейсоном. Он был хороший человек. Старый верный друг. Человек, которого я всегда буду уважать.
    — Но это произошло не более, чем восемь часов назад. Откуда, черт возьми, вы можете об этом знать?!
    Рейф закашлялся и сплюнул. Алекс не удержался и опять попытался уклониться от плевка, который растаял на границе голограммы, холодок отвращения прошел по спине.
    — Парень, твой темперамент такой же, как был у Джейсона. Не знаю, может быть даже ты унаследовал часть его способностей?
    — Ответь на мой вопрос, старик. Как ты умудрился узнать об отце. Как ты меня нашел? — повысил тон Алекс.
    Наблюдая из голограммы, Рейф пожевал и улыбнулся. Алекс невольно напрягся в ожидании очередного гиперпространственного плевка.
    — Я повторяю, Алекс! Я с глубочайшим уважением отношусь к Джейсону. За то, кем он был и за все, что он сделал.
    — Да, он был честный человек, — сказал Алекс, — и он был честным торговцем.
    — Нет, он был много больше, чем ты думаешь, чертовски больше, — громко воскликнул Рейф и сплюнул. Алекс вздрогнул, завибрировало и стало тускнеть изображение.
    — Что это значит?
    Рейф Зеттер подался вперед, приблизившись к Алексу.
    — Он был бойцом, Алекс. Одним из лучших. Он не должен был умереть так…
    — Отец был торговцем, а не бойцом, — испуганно возразил Алекс.
    — Подумай лучше, сынок.
    — Но он не выносил стрельбы!
    — Может быть, может быть. Но это не останавливало его. А как ты думаешь он смог столько лет заниматься торговлей? Черт побери, Алекс, да ты можешь возить сметану и пряники и все равно рано или поздно найдется кто то, кто захочет отнять их у тебя. Твой отец был бойцом высочайшего класса…
    Алекс проглотил подступивший к горлу комок.
    — Высочайшего класса…
    Рейф кивнул.
    — Да, Алекс, мягко продолжал он, — ты можешь быть смертоносным, ты можешь быть опасным, но ты все равно превратишься в собачьи консервы на орбите какой нибудь собачьей планеты вроде Извивы. Но если ты Элита и если ты погибаешь, то значит для твоей смерти есть веские причины.

    «Что говорит этот старик? Элита? Боец класса Элита?» У Алекса закружилась голова. Он слышал о пилотах, которые дослужились до этого рейтинга — их было очень немного, очень многие были опасными, иначе и нельзя заниматься торговлей, очень многие были смертоносными. Их много как среди торговцев, так и среди пиратов. Но Элита?! Таких единицы.
    Его отец, Джейсон Райдер был Элитой, а никто в семье даже и не догадывался!

    — Джейсон был одним из самых лучших. Ты, вероятно, никогда не видел его корабль. Это просто крепость. Он торговал в таких местах, которые мы видели разве что в кошмарах. — Рейф восхищенно покачал головой. — Один из лучших… Боец высочайшего калибра… — Его взгляд вновь упал на Алекса. — Весь вопрос в том, сможешь ли ты стать таким же?
    — Почему ты сомневаешься?
    — Джейсон никогда не рассказывал о тебе. Я думаю, он берег тебя. Беда в том, что мне не с чего теперь начать. По твоим глазам я вижу, что ты будешь мстить за отца, но для меня это означает лишь то, что еще один Райдер станет космической пылью еще до того, как сумеет навести ракеты.
    Алексу не понравился этот тон.
    — Я провел многие часы на тренажерах и у меня высшие баллы.
    Рейф рассмеялся и смачно сплюнул, а затем сказал серьезно:
    — Алекс, хотел бы я знать, не собираешься ли ты…
    — …превратиться в собачьи консервы на орбите Извивы?
    — Да, что то в этом роде. Единственный человек, который знал, на что ты годишься, был твой отец. А теперь, Алекс, ответь мне, скажи мне правду… Отец тебе ничего не сказал в тот момент… ну, в общем, что он сказал тебе перед смертью? Может быть, он на что то намекнул?
    — Он много чего говорил, — промямлил Алекс и почувствовал горькую боль, вспомнив глаза отца и его последние слова: «Не забывай меня, Алекс…» — Я думаю, он знал, что погибнет. Последнее слово, которое он произнес, было «Ракксла» я не знаю, что это может означать. Думаю, что что то инопланетное.
    Рейф улыбнулся и покачал головой, в его глазах вспыхнул блеск.
    — Ракксла — это не что то инопланетное, это призрачный мир, планета легенда. — Он еще немного поколебался и продолжил: — Отец на самом деле это сказал?
    Алекс кивнул:
    — За мгновение до… он сказал это перед смертью, это было его последнее слово.
    — Значит, он знал и меня это радует. Тогда так. Завтра, Алекс, ты вылетаешь на Тионислу. Там возьмешь орбитальный челнок и полетишь на кладбище погибших кораблей. Скажешь, что прибыл посетить могилу звездопроходца Флейшера и внимательно смотри по сторонам. Сделай это, парень. Завтра я буду тебя ждать.
    — Ждать ради чего?
    Рейф закашлялся.
    — А как ты собираешься охотиться на «Кобру»? Ты будешь летать по космосу на попутках? А воевать будешь чем? Размахивая дубиной? Тебе нужен корабль. Будь на свалке в Тионисле. Я знаю один корабль, который тебе нужен. И никому ни слова. Молча отправляйся завтра на Тионислу.
    — Но…
    — Прощай, Алекс!
    И Рейф сплюнул в последний раз.


    ГЛАВА 3

    Если вы хотите посетить кладбище на Тионисле, то лучше всего подлетать к нему со стороны солнца, это и удобно и безопасно, поскольку политическая система Тионислы — Демократия и пираты здесь встречаются крайне редко. Тионисла выглядит из космоса ярко желтой планетой, а кладбище всегда расположено между планетой и звездой.
    Первое, что вы видите, когда подлетаете к нему — это серебряный диск и два спиральных рукава маленьких сверкающих точек. Это галактика в миниатюре. То же медленное вращение, тот же яркий блеск центральной части (именно здесь сосредоточены наиболее внушительные мемориалы).

    Подлетев ближе, вы увидите, что звезды в этой галактике вовсе и не звезды, а маркеры — внушительные металлические блоки, расписанные надписями на тысячах языков и символами тысяч религий. Это причудливое и волнующее зрелище. Маркеры редко бывают меньше, чем по тысяче футов в поперечнике. Среди них есть и хромированные кресты и титановые звезды Давида, а также всевозможные символы многочисленных миров и различных религий — порождения разума, которому довелось почить в этом необычном для космических путешественников месте.

    У нижней границы этого необычного мавзолея расположена додекаэдрическая конструкция космической станции. Эта станция класса «Додо» — место жительства администрации и охраны некрополиса. Отсюда начинается путешествие по кладбищу, здесь служба безопасности проверяет ваши документы и гостевую визу. Пока движется очередь прибывших на регистрацию, вы можете любоваться замечательным зрелищем сквозь прозрачные стены и потолки станции. Здесь и там разбросаны разбитые и помятые корабли всех времен и народов. Ко многим пришвартована усыпальница, ставшая последним приютом для космического путешественника.

    Существуют масса причин для посещения кладбища на Тионисле. Многих притягивают те умопомрачительные сокровища, которые скрываются в недрах кораблей и саркофагов. Может быть и в этом черном кубе, порождении неземного разума, сделанном из непонятного металла скрываются вековые сокровища внеземных цивилизаций. Эх, если бы знать, как и на какую панель этого парящего саркофага нужно надавить, чтобы получить доступ к этим богатствам.

    Но чаще включаются системы защиты. Это может быть скрытый лазер, а может быть робот охранник с острыми, как бритва лезвиями вместо рук. Вас может всосать гиперпространственный вакуум и выбросить в другом измерении или в другой эпохе. И вы, как и все прочие посетители, очень осторожно пробираетесь среди этих орбитальных руин, чтобы ничего не задеть и ни к чему не прикоснуться. Те, кто здесь похоронен, люди они или инопланетяне, так или иначе были очень и очень богаты. У них хватило средств приобрести здесь место последней стоянки для избранных и, конечно же, у них более, чем достало средств сделать свое убежище неприкосновенным.

    Формальности завершены, новенькая, только что полученная пилотская лицензия проверена, туристский корабль довольно необычной формы выдан и Алекс готов к посещению кладбища.
    Он поспешно отлетел от станции и, сверяясь с планом, начал разыскивать могилу Флейшера.
    Он отыскал ее довольно быстро. Кем бы Флейшер ни был при жизни, он был чудовищно эгоцентричен. Его надгробием стала огромная кристаллическая структура, похожая на одуванчик. Каждая игла в этой конструкции сверкала, как чистый бриллиант и имела буквально сотни футов в длину. Его тело, облаченное в красную униформу бойца класса «Элита» парило в стасисе в самом центре этой конструкции, освещенное сфокусированными лучами солнца.
    Рядом, у простого монумента, покоился пришвартованный корабль «Кобра». Все жизненно необходимое оборудование: топливозаборники, боевые ракеты, грузовые отсеки, лазерные надстройки — было демонтировано.
    Алекс внимательно пригляделся к кораблю, он не имел ничего общего с той «Коброй», которая уничтожила отцовский корабль, та имела все мыслимое вооружение, которое только можно купить за деньги.
    Алексу показалось, что на корабле что то мигнуло. Приглядевшись, он убедился, что это не обман зрения. Действительно, красный фонарик корабля сигналил кодом: «LAND ON DOR PL».
    «Посадка на платформе» — легко расшифровал код Алекс. Сманеврировав легким челноком, он быстро подошел к «Кобре», пришвартовался на выгоревшей надстройке и виновато огляделся. Правила, действующие здесь, были очень суровы. Не то что швартоваться, но и прикасаться к любому сооружению на кладбище было смертельно опасно. Пространство патрулировалось «Крейтами» службы безопасности, имевшими приказ расстреливать любого независимо от пола и возраста, кто будет застигнут при попытке проникновения в гробницу.
    К счастью, кладбище было слишком большим и тень многочисленных монументов создавала в этом городе мертвых достаточно безопасных мест для того, чтобы скрыться живым.
    Входной люк открылся и зеленая лампочка призывно промигала: «Заходи». Алекс ввел свой туристический челнок в трюмное пространство и, когда загорелся сигнал «Давление в норме», вышел из него и направился в рубку управления. Он открыл раздвижную дверь и на миг прищурился от яркого света приборов и панелей. Перед ним на широком экране сверкало изображение памятника Флейшеру.
    Темным пятном на фоне яркого экрана вырисовывался силуэт мужчины, облаченного в космический костюм. Одна рука лежала на навигационной консоли, а другая — на кнопке боевого лазера.

    — Я на борту, — сказал Алекс и подошел к молчаливому пилоту. Тот не сделал ни движения, не произнес ни слова.
    На какое то мгновение Алекс застыл, уставившись в экран, глядя на медленно перемещающиеся монументы и на сверкающие в черной пустоте звезды, а затем повернулся к хозяину корабля.
    То, что он испытал, было похоже на шок и заставило отшатнуться. Перед ним было высохшее, мумифицированное лицо трупа. Оно смотрело на Алекса из под шлема и казалось, что высохшие губы растянулись в широкой улыбке.
    — Как ты думаешь, стоит нам брать его с собой? — раздался голос откуда то из за спины.
    Алекс удивленно обернулся и увидел фигуру, выходящую из тени.
    — Как талисман на счастье.
    Алекс попытался улыбнуться, но расслабиться ему не удалось. Слишком все это было быстро и неожиданно. Он как будто прирос к полу и смотрел на приближающуюся женскую фигуру.
    Она была невелика ростом. Ее глаза были темными, а кожа имела оливковый оттенок. Одетая в светло зеленые одеяния, она, кажется, утонула в них. Прикосновение ее руки было холодным и уверенным. На некоторое время она задержала свою руку в руке Алекса, глядя ему прямо в глаза и обезоруживающе улыбаясь.
    — Итак, Рейф выбрал тебя? Хорошо, Алекс, во всяком случае путешествие с тобой будет по крайней мере тихим. А у тебя вообще то есть речевые функции? — с этими словами она шутливо развернула Алекса и похлопала по спине в поисках выключателя. — Или ты из старых моделей, которые умеют только жестикулировать?
    — Простите, — сказал Алекс, — все это было так неожиданно для меня.
    — О, боже, — сказала женщина. — Где ты выключаешься? Мне кажется, молчащим ты был лучше.
    — Кто ты? — спросил Алекс, слегка раздосадованный этим легкомыслием. Сейчас ему больше всего хотелось бы знать, зачем Рейф Зеттер послал его сюда и куда он сам подевался?
    — Я принадлежу к торговому союзу «Филдс»! — ответила она и в салюте приложила ребро правой ладони к левому плечу. — А зовут меня Элиссия Филдс. Имя несколько необычное, но ему я обязана своей приемной матери, которая в девятилетнем возрасте, когда инкубировала мой клон, увлеклась древнегреческой мифологией.

    «Древнегреческая мифология. Инкубация клонов.» — для Алекса это означало, что Элиссия происходит родом с планеты Теорг. Он напряг память, вспоминая все, что ему известно об этой планете.
    Теорг. Обитаемая планета. Первое поселение основано двумя колонистскими кораблями. Экипажи кораблей приняли от местных жителей систему размножения посредством клонирования избранных особей. Все прочие — уничтожаются. На много столетий Теорг оказался отрезанным от общих путей развития цивилизации, от коммерции и торговли. По всей видимости, Элиссия Филдс — изгнанница.

    — Меня зовут Алекс Райдер, — сказал юноша.
    — Я знаю, — ответила женщина и бросила на него взгляд, которым, казалось, можно было припечатать. Затем она похлопала по плечу тело, сидящее в кресле. — А это есть… или, вернее, был Генри Белл, космический торговец. Нам придется позаимствовать его гроб, хотя он, кажется, очень и очень этим недоволен. Это ржавое ведро было набито его трехмерными голограммами, которые рассказывали о том, как плохо будет тому, кто войдет сюда без разрешения. Большинство из них я выключила, но возможно, что где то что то и осталось.
    — Мы похитим этот корабль? — мягко спросил Алекс, изучая приборную панель. Топлива, судя по приборам, на борту было всего лишь на переход в одну десятую светового года. Этого явно недостаточно для того, чтобы покинуть систему Тионислы.
    — Если ты предпочитаешь остаться здесь, то пожалуйста. Мы сможем ухаживать за могилкой, вырастим здесь цветочки и будем много много разговаривать.
    — Я имел в виду… как ты собираешься выбраться отсюда? — он уставился на инопланетянку. Кажется чувство постоянной душевной боли и горечи последних дней немного поутихло. Его явно интересовала эта девушка. — И почему, в конце концов, ты мне помогаешь? Где Рейф?
    С отрывистым смехом Элиссия ответила.
    — С Рейфом никогда ничего не поймешь. Ты можешь улететь на другой конец галактики, а он там уже тебя поджидает. Вернее, не он сам, а его трехмерная голограмма. А вот где он на самом деле, это нам еще предстоит выяснить. Что же касается помощи, то кто здесь сказал, что я тебе помогаю? Может быть, это ты помогаешь мне? А скорее мы помогаем друг другу. Ты собираешься отомстить за своего отца, мне тоже надо кое с кем, кое за что рассчитаться. Может быть, когда нибудь я и расскажу тебе об этом. Во всяком случае, ты мне нужен, без тебя я не смогу вести этот корабль.
    Алекс удивленно возразил:
    — Но ведь «Кобра» управляется одним пилотом?
    — Да знаю я. И вообще я могу вести ее с закрытыми глазами. Не для этого ты мне нужен. Дело в том, что я с Теорга и потому мне здесь нечего делать. Мое лицо мгновенно вызовет массу подозрений. Ты нужен мне в качестве прикрытия, нам ведь придется много общаться с торговыми базами и официальными властями. Эта посудина совершенно безоружна и любой пират собьет ее с помощью палки для добычи бананов. Нам нужны защитные поля, ракеты, грузовые отсеки. Все это надо доставать, они ведь не растут на деревьях.
    — Предлагаешь заняться торговлей? — спросил Алекс и мысль о длинной череде поколений, отдавших жизнь этому делу промелькнула перед ним.

    Элиссия была права. Нечего и думать об охоте на «Кобру» без совершенного снаряжения, а сколько еще пройдет времени, пока будут закончены все юридические формальности с введением в права наследования, особенно если учесть, при каких странных обстоятельствах погиб отец.
    Он чувствовал себя разрывающимся на части. Одна его часть хотела убить врага прямо сейчас. Ему не терпелось вырваться на межзвездные трассы и броситься в погоню за убийцей. Другая часть подсказывала ему, что настоящий охотник должен иметь терпение. Поспешные шаги ничего не дадут, кроме провала дела. Нужен тщательно продуманный и спланированный подход, а хорошо вооруженный корабль — необходимый элемент всего предприятия.

    — Все, что у меня есть — сотня кредов, — сказал Алекс, имея в виду ту сумму, которую ему выдали из страховки для возвращения домой.

    — Это для начала. С этими деньгами мы начнем нашу торговую карьеру. — Ее лицо помрачнело, а в глазах засверкали отблески огоньков приборной панели. — А затем мы полетим в такое место, о котором знает только Рейф Зеттер и устроим хорошую стрельбу. Мы разделаемся с кораблем, который убил твоего отца. Есть еще многое, за что он должен ответить…
    Больше она ничего не сказала.

    Для каждого, кто собрался заниматься космической торговлей, первой и самой трудной задачей является приобретение корабля. Конечно, вокруг каждой планетной системы есть свалки устаревших кораблей, проводятся и аукционы подержанных судов. Многие крупные компании нанимают вторых пилотов с гарантией расплаты через четыре года кораблем, если, конечно, новоиспеченный пилот останется к этому времени еще жив.

    Но корабли очень и очень дороги, даже если приобретать их на свалке.
    Алекса несколько смущала необходимость кражи этой посудины, но он не мог не оценить тех трудов, которые затратила смуглая беглянка, приводя в порядок корабль и запасая по каплям топливо и еду в количестве, достаточном для небольшого гиперпрыжка. В принципе все было готово, ей только недоставало партнера, который смог бы вести торговые операции, не вызывая подозрений в любом космопорту.

    Они перетащили тело Генри Белла в туристический челнок и отправили его дрейфовать в пространстве.

    — Так, отныне ты имеешь правовой статус «в розыске», — сказала Элиссия, как только они заняли места за приборной панелью. — Но Рейф предполагает, что при уважительном отношении к телу этот статус не распространится за пределы Тионислы. Если бы мы уничтожили тело, будь уверен, нас начали бы искать во всех цивилизованных системах, а этого мы позволить себе не можем.
    На экране видно было, как маленький челнок дрейфовал между огромными монументами. Алекс внимательно изучал показания сканеров и мониторов. Скромные запасы энергии позволяли включать только носовой и кормовой экраны. Да и для лазера этой энергии хватил о бы только на один два выстрела, а ракет, конечно, не было. Корабль по прежнему находился в непосредственной близости от станции «Додо», положение которой хорошо просматривалось на трехмерной сетке навигационной карты.
    Медленно «Кобра» развернулась и плавно двинулась вперед, в направлении границы гравитационного поля кладбища. Алекс внимательно следил за зеленоватым свечением сканера. Медленно, крадучись, проплывали на экране монументы и станционные суда.
    — Я должна тебе рассказать кое что об особенности неуправляемого гиперперехода.
    Алекса на мгновение передернуло.
    — Спасибо, я уже об этом знаю. К тому же мы перелетим не более, чем на десятую светового года и, возможно, это не очень опасно.
    Элиссия усмехнулась.
    — В какого Бога ты веришь?
    — В фактор случайности.
    — Я тоже.
    Они посмотрели друг другу в глаза. Мимо проплывали монументы и монолиты. Звездное поле перед ними расширялось.
    — Почти вышли, — вздохнула Элиссия. — Готовься к переходу.
    Алекс бросил взгляд на сканер. Две ярких точки внезапно вспыхнули на экране и быстро устремились к ним.
    — Эскорт! — сказал он и Элиссия громко чертыхнулась.
    — У нас мала энергия лазера, — сказал Алекс.
    — Только попробуй его использовать и мы потеряем все шансы для торговли, это же полиция! Корабли, может быть и не «Вайперы», но это все же полиция!
    Пространство впереди уже почти очистилось. Корабли службы безопасности разделились и начали маневр охвата. Элиссия начала отсчет готовности к гиперпереходу:
    — Десять секунд…
    «Кобра», отвыкшая за много лет покоя от активной работы, задрожала всем телом.
    — Они приближаются. Открыли огонь.
    — Пять секунд…
    «Кобра» заскрежетала, получив первый удар лазерного луча. Последние остатки энергии защитных полей исчезли. У атакующего корабля перегрелся лазер. Его партнер замешкался на мгновение, обходя монумент внушительных размеров, выстрелил неудачно и промахнулся.
    — Три…
    — Они на огневой позиции… Залп приближается…
    Оба корабля опять сошлись. Огонь их лазеров полыхал вокруг «Кобры».
    — Два…

    Еще удар, крик боли, корабль почти потерял управление и вдруг…
    ТУННЕЛЬ!
    Элиссия откинулась в кресле. Алекс криво ухмыльнулся. Когда он глянул на свою спутницу, то увидел крупные капли пота на ее лице. Он протянул руку, пальцы мелко дрожали и ничего поделать с этим было невозможно.


    ГЛАВА 4

    — Так, теперь у тебя есть корабль и немного денег, — сказал Рейф Зеттер. — У тебя есть второй пилот и она прекрасный стрелок, лучший, чем ты сам. Впрочем, я надеюсь, что это ненадолго. Теперь все зависит только от тебя, Алекс. И еще один совет. Если бы Джейсон был жив, он тебе сказал бы об этом сам. В минуту опасности отбрось разум, забудь о силе, забудь о правилах. Действуй так, как подсказывают тебе чувства. Если и это не поможет, то по крайней мере тебя не будет среди тех, кто будет сожалеть о том, как все закончилось.
    Сидя перед навигационной панелью, Алекс смотрел на корабль Рейфа. Это была повидавшая виды «Анаконда». Грузовой отсек пробит, топливоприемники распахнуты, бортовые огни мигают и вовсе не потому, что это сигнал, а просто поскольку давно нуждаются в ремонте.
    Рейф не пригласил Алекса на борт. В десятой доли светового года от Тионислы он оборудовал себе тихое убежище, где потихоньку потрошил разбитые корабли и собирал все, что может пригодиться для своего судна — механизмы, приборы, топливо и еду. Три небольших истребителя типа «Мамба» были пришвартованы к телу «Анаконды». Над ними возились роботы.
    Вскоре после прибытия «Кобры» в частную систему Зеттера, его изображение появилось в рубке Алекса.
    — Непростое дело оснастить и заправить корабль для такой миссии, которая тебе предстоит. Я заправлю вас достаточно для того, чтобы добраться до Айзинора, а дальше действуйте сами. Вам нужны ракеты, лазеры, энергетическая бомба, энергозаборники и многое другое. И не показывайся мне на глаза, пока не снимешь скальп с той гадины, которая убила Джейсона.
    — Почему ты делаешь все это ради меня?
    — Все это я делаю не ради тебя, а ради Джейсона, — ответил Рейф. — И ради многих других. И вот еще что, Алекс. Забудь о Ракксле. Не думай о ней пока, время для этого еще придет…
    — Но зачем же тогда отец назвал мне это имя?
    — Чтобы ты передал его мне. Чтобы я понял, что он в тебя верил. Чтобы я знал, что он видел в тебе будущего бойца класса Элита. И его послание дошло.

    Второй раз за сутки у Алекса закружилась голова. Да о чем говорит этот старик? Сначала отец оказался бойцом высшего класса, а теперь оказывается еще, что он видел такой же потенциал в сыне. На имитаторах Алекс всегда имел высший бал и однажды даже получил большой приз — туристическую поездку в фантастический город, копию легендарного Лондона. Но ему и в голову не могло прийти, что он когда либо сможет подняться выше ранга «Опасный».
    Но быть Элитой…

    Головокружительные перспективы. Ему предстоит провести жизнь в битвах с пиратами, в полетах по самым опасным системам. Ему предстоит искать опасность, а не бежать от нее. Он должен широко оповещать о своем статусе самых опасных преступников и побеждать их в бою.

    — Одно я могу сказать тебе точно, — продолжал Рейф. — Если ты не пройдешь через все испытания и не станешь Элитой, можешь и не думать о Ракксле, забудь о ней. И ты никогда не узнаешь, что искал твой отец.
    — Не понимаю.
    — Ты знал о его связях с лигой «Темного Колеса»?
    Час от часу не легче. «Темное Колесо» было полулегендарным союзом звездопроходцев, которые объединились для того, чтобы исследовать, что скрывается за многими мифами и романтическими преданиями, которые время от времени будоражили умы многих пилотов: города призраки, параллельные миры, путешествия во времени. Ходили даже легенды о том, что существует планета, о которой на Древней Земле знали как о Рае. «Темное Колесо» для современных звездолетчиков было такой же легендой, какой миф о Короле Артуре был для первых космонавтов.
    — Но этого не может быть, — вздохнул Алекс. — Он бы рассказал нам…
    — Черта с два рассказал бы он. Его за то и убили, что он слишком много знал. И он не стал бы подвергать опасности своих близких. Тот корабль не был пиратским. Просто Джейсон что то нашел. И это что то было настолько важным, что встревожило сильные круги.
    — Что именно он нашел?
    Рейф рассмеялся.
    — Посмотри на меня, парень. Ты думаешь, что я это я? Нет, одна нога, кусочек печени и несколько мозговых клеток — вот все, что от меня осталось. Все остальное — это бионика и чудеса хирургии. Да, я тоже когда то был Элитой, но сейчас мне чтобы плюнуть надо сосредоточиваться десять секунд. Я больше не принадлежу его кругу. Он не сказал мне ничего, ведь я уже не вхожу в «Темное Колесо». Но я не слепой и не глухой и делаю так, как мне говорят. И будь я проклят, если не сам Джейсон незадолго до смерти просил меня приглядеть за тобой, парень и подготовить к тому, чтобы ты смог пойти по его стопам.
    Это было слишком велико для Алекса. Он молчаливо сидел у приборной панели, отрешенно перебирая пальцами приборы управления. Наконец он собрался, улыбнулся и отбросил печаль и грусть.
    — Хорошо, раз мой отец хотел этого, я не разочарую его.


    ГЛАВА 5

    Выход из подпространства как всегда сопровождался тошнотой, потерей ориентации и головокружением. Легкая дрожь охватила тело. Прямо перед ними, на приличном расстоянии тускло светил красно голубой диск планеты Ксезавр. Он не очень выделялся на фоне сверкающих звездных полей. Тусклое солнце этой системы находилось неподалеку. Умирающая звезда с трудом проливает красный свет на этот застывающий мир. И никакая индустриальная и научная мощь планеты не в силах остановить этот неумолимый процесс старения галактики.

    Да, Ксезавр превратился в мир, в котором уют и тепло ценятся превыше всех благ на свете. Вот где они получат достойную цену за те шанаскилские меха, которыми загружен их корабль.
    Как обычно, все шло по раз и навсегда установленному порядку. Подходит к концу еще один скучный торговый рейс. Элиссия сладко зевнула, а Алекс ввел замеренные координаты, в автопилот и приготовился убить время, необходимое для скучного подхода к планете.

    Однообразный, установленный порядок, к которому Алекс уже давно привык: выход из подпространства, медленный перелет, швартовка у станции «Кориолис», — и нечего делать, и не на что смотреть.
    Вдруг «Кобра» вздрогнула, эхом в боевой рубке отозвался скрежет разрываемого металла.

    — У нас компания, — вскрикнул Алекс.
    Элиссия очнулась от сна и захлопала удивленными глазами, стряхивая остатки дремоты. Она поняла ситуацию в мгновение ока, но осталась неподвижной в своем кресле. Алекс был у консоли и уже владел ситуацией.
    В какой то степени его поймали врасплох. И дело вовсе не в элементарной невнимательности. Дело в том, что атакующие корабли оказались необычно близко к точке выхода из гипертуннеля. Более того, они занимали положение между объектом своей атаки и солнцем, так что какое то время оставались невидимыми и имитировали при этом движение астероидов, беспорядочно кувыркаясь и дрейфуя в пространстве.
    Алекс в общем то их видел, но проигнорировал и теперь его «Кобра» приняла на себя первый залп.
    Противники сгруппировались сзади и образовали боевой порядок.
    Непрерывно сканируя пространство. Алекс набирал максимальную скорость.
    — Вот они!..

    Вновь заскрежетали энергетические щиты, на которых заиграло лазерное пламя очередного залпа.
    «Лучевые лазеры! Да, эти корабли неплохо вооружены, — подумал Алекс, — но и наша „Немезида“ теперь им не уступит!»
    «Немезида» — такое драматическое имя древней богини мести дали Алекс и Элиссия своему кораблю.
    Алекс включил экран заднего обзора, подогнал прицельный квадрат и дал две коротких вспышки из новехонького кормового лазера.

    Корабли противников сломали строй и разошлись, один из них закувыркался. Пока враг был на экране, Алекс нацелил ракету.
    О приближении вражеской ракеты оповестил экран, вспыхнув сообщением об опасности, впрочем Алекс видел ее и так. Он немедленно привел в действие систему ЕСМ и после томительных секунд ожидания ракета исчезла в жаре и пламени.
    Тряхнуло корпус и Алекс нырнул вниз. Краем глаза он успел заметить сброс энергии защитных экранов в первый энергетический отсек.

    Элиссия спокойно сидела в своем кресле. Алекс уверенно владел ситуацией. Прямо перед ними стремительно нарастал диск планеты. Казалось, что он то взлетал, то падал, вращаясь при этом с головокружительной скоростью — это Алекс маневрировал, занимая наилучшую боевую позицию.

    Он действовал почти инстинктивно. Резко развернув свой корабль, он вдруг решительно бросил его навстречу ближайшему преследователю. Это оказался «Фер де Ланс», быстрый и изящный корабль, по видимому сверху донизу забитый самым изощренным навигационным и боевым оборудованием, установленным его прежним владельцем. Впрочем, может быть и нет… Для содержания такого оборудования необходима куча денег, а этот корабль уже многое повидал на своем веку.
    Сближаясь с пиратом, Алекс решил применить ракету. У них на борту было четыре ракеты, причем одна из них уже была